Новости

28.06.2011
История ОРДЕНОВ Российской Империи Часть 1

Уже в XI-XII веках в Киевской Руси существовал обычай награждать за ратные подвиги специальным знаком отличия - золотой шейной гривной. А в XV-XVI веках, когда вокруг Москвы складывалось и укреплялось централизованное Русское государство, появлялись новые виды поощрений за государственную службу. Многие из них были не только почетны, но и носили характер материального вознаграждения. Отличившихся жаловали золотой и серебряной посудой, мехами, сукном, шубами и кафтанами. Наиболее дорогие подарки получали, конечно, крупные воеводы и ближние бояре. Так в 1591 году за изгнание крымских татар царь Федор Иоаннович пожаловал Бориса Годунова со своего плеча русской шубой с золотыми пуговицами, в тысячу рублей - колоссальная по тому времени сумма.  
 Наградой за воинскую службу были доспехи, конь, оружие. Сохранилась, например, сабля с золотой надписью на клинке: "7150 (1642) Государь Царь и Великий князь Михаил Федорович всеа Русии пожаловал сию саблею Стольника Богдана Матвеевича Хитрово". Не отсюда ли пошел в России обычай награждать офицеров и полководцев именным оружием?  
 Существовали и особые способы отмечать заслуги, особенно военные. Жаловали государевой грамотой, наименованием "слуги царского", "милостливым словом". Большой почестью считалось, если царь посылал к отличившемуся воеводе гонца спросить о здоровье. 
Это были, как мы сейчас сказали бы, формы "морального поощрения". А в XV веке стали бытовать на Руси почетные, сравнительно массовые воинские награды - "золотые". Внешне они были оформлены как монеты, но по сути своей явились прообразом наградной медали. Часто такими золотыми и позолоченными монетами награждалось целое войско, вернувшееся с победой, - от воеводы до рядовых ратников.  
 Коренное преобразование наградного дела, как и других сфер государственной жизни, связано с эпохой петровских реформ. Отменяются старые патриархальные виды пожалований.

Система орденских и других награждений развивалась как новая наградная система.  
 Она носила ярко выраженный классовый характер. В законе о российских орденах - "Учреждении орденов и других знаков отличий" - говорилось, что орденские награды могут быть пожалованы только:  
1) Всем духовным, военным, гражданским и придворным чинам.  
2) Чужестранным государям и владетельных князей фамилиям.
3) Служащим по выборам дворянам, имеющим и не имеющим чинов, равно и не служащим бесчиновным, если они окажут отличные заслуги.  
4) Частным лицам из иностранных, когда, оказав на деле усердие и доброхотство к Государству Российскому, тем самым обратят они на себя внимание и признательность Главы оного.  
5) Купцам и лицам других званий, которые особенными заслугами соделаются достонными сей награды... Мещанам и лицам сельского состояния ордена не испрашиваются".  
 П. А. Кропоткин в "Записках революционера" рассказывает о своем отце - князе Кропоткине, типично николаевском офицере, который не провел ни одной ночи у походного костра, не участвовал ни в одном сражении, но обожал мундир, презирал всех штатских и истязал солдат. 
Князь Алексей Кропоткин во время Кавказской войны получил орден Анны лишь за то, что его денщик Фрол во время пожара бросился в огонь и спас ребенка. Когда же его сын-подросток Петр Кропоткин, будущий революционер, вместе со своим братом Александром спрашивали отца, как же можно получить орден за подвиг, который совершил другой человек, князь простодушно отвечал: "Так что ж... Разве он не мой крепостной? Ведь это все равно".  
 Таким образом, крестьяне, равно как и любые другие лица из простонародья, в царской России орденами не награждались.  
Это была привилегия дворянства, чиновничества, офицерства. Нижние чины армии и флота - солдаты, матросы, унтер-офицеры - отмечались только медалями и специальными солдатскими знаками отличия. Эти приобретенные потом и кровью награды, заслуженные смелостью и отвагой при защите Родины, не назовешь иначе как знаками отечественной славы.  
 Русские наградные знаки - наша история. Обращение к фалеристике, изучающей ордена, медали и другие знаки отличия, позволяет нам увидеть прошлое в новом, своеобразном ракурсе.

За каждым из орденов и медалей стоят эпоха, картина исторических событий, судьбы людей. 
Русские наградные знаки рассказывают нам о выдающихся полководцах и о ловких льстецах, делающих карьеру при дворе, о раболепных чиновниках и простых солдатах.  
 Случалось, награда приходила совершенно неожиданно. Однажды Павел I осматривал Московский Кремль. Тайный советник Петр Николаевич Кожин, начальник Оружейной палаты, возле крутой лестницы остановил Павла: "Постой, государь!" Император испуганно отскочил, а тот продолжал; "Побереги голову, она у тебя одна и нам дорога". В тот же день Кожин был награжден орденом Святой Анны. При Павле одно слово могло и возвысить, и погубить.  
 Российские награды получали не только за преданность престолу. Среди с честью носивших знаки отличия - те, кто, находясь на царской службе, служил истинным интересам России, умножал славу своего Отечества, защищал его независимость. Несомненно, почетнейшее место в этом ряду принадлежит русским воинам - прославленным фельдмаршалам и генералам, мужественным офицерам и солдатам.  
 По-разному относились к своим крестам награжденные. Николай Иванович Греч, русский филолог и писатель первой половины XIX века, носил свой крест Святого Владимира 4-й степени в жилетном кармане. "Зачем вы его там держите?" - спрашивали его. "Для извозчиков, чтоб были вежливее".  
 О том, как много значили ордена для других, говорит такой факт: один композитор в посвящении своей музыки князю Александру Борисовичу Куракину пропустил в перечислении его титулов орден Датского Слона. Прочтя посвящение, Куракин сказал: "Какой дурак! Отослать без внимания!"  
 Обращает на себя внимание и тот факт, что среди кавалеров российских орденов не так уж часто встречаются деятели культуры, художники, артисты, ученые. Пушкин и Лермонтов, Чернышевский и Достоевский не удостоились высочайших пожалований по понятным причинам. Но и та интеллигенция, что не искала свобод и правды, не могла рассчитывать на орденские кресты, если не имела военных, гражданских, духовных или придворных чинов.  
 Дело в том, что литературно-художественная и научная деятельность в дореволюционной России считалась делом частным и потому не вознаграждалась государственными знаками отличия. Но создание научных трудов по заказу правительства, преподавательская и научная работа в государственных учебных заведениях, разработка архитектурных проектов казенных зданий или заказных живописных полотен рассматривались как род государственной службы. 
Именно поэтому орденами были отмечены известные историки Н. М. Карамзин, С. М. Соловьев, В. О. Ключевский; различные степени орденов Владимира, Анны и Станислава носили ученые с мировым именем - Д. И. Менделеев, Н. И. Лобачевский, Б. С. Якоби.  

По закону 1868 года (45756, 1, ст. 10) орден Святого Станислава 3-й степени мог жаловаться бесчиновным дворянам, почетным гражданам и купцам, служащим и неслужащим.  


 Орденские знаки можно встретить и на портретах архитекторов А. Д. Захарова, А. Н. Воронихина, В, И. Баженова, М. Ф. Казакова, К. И. Росси. Имели награды и художники - К. П. Брюллов, В. Л. Боровиковский, И. К. Айвазовский, В. В. Верещагин.  
 Современный орден - это государственная награда, знак доблести, героизма, боевого или трудового подвига. Но прежде чем это слово приобрело такой смысл, оно претерпело долгую эволюцию, как и тот политический институт, который оно обозначало.  
 Все слышали об орденах крестоносцев, об ордене тамплиеров, о Ливонском и Тевтонском орденах, о других воинственных рыцарских союзах, возникавших в Европе со времен крестовых походов. Это были мощные и многочисленные военно-духовные организации. По указу папы римского они были готовы в любой момент и в любом месте огнем и мечом насаждать "истинную веру". Рыцари, принадлежащие к какому-либо ордену, носили особую одежду, на нее пришивались вырезанные из ткани кресты определенной формы и цвета.  
 На рубеже нового времени большинство этих воинственных орденов со своими средневековыми формами организации, уставами и обетами уходит в прошлое. Некоторые из них переходят под покровительство светских государей; во множестве возникают при европейских дворах и новые ордена, кичащиеся своим "древним" происхождением. Но теперь это своего рода привилегированные клубы, куда входят лишь те, кто пользуется особым доверием и расположением монарха.  
 Знаки ордена превращаются в драгоценные художественные украшения. Наиболее распространенной формой орденского знака остается крест, дополнением его является звезда, которая также ведет свое происхождение от шитья орденской одежды.  
 Со временем за орденом закрепляется единственное значение - знака пожалования от лица главы государства, хотя очень долго еще сохраняется вокруг ордена ореол другого, древнего смысла: братство избранных, особо благородных, особо благочестивых. Напоминанием о происхождении орденов было и правило ношения крестов высших степеней. Они должны были прикрепляться у бедра к ленте, надеваемой через плечо: орденский знак как бы осенял "священный меч", служащий борьбе с неверными.  
 Приспосабливая к потребностям времени природу средневековых рыцарских орденов, европейские монархи упразднили и такое важное условие, как принадлежность кавалера-рыцаря только к одному ордену. Появляются "старшие" и "младшие" ордена, их иерархия становится составной частью в системе наград.  
 Именно в таком качестве - почетной награды, "высочайшего" пожалования - орден появился в России на рубеже XVII -XVIII веков, в бурную эпоху петровских преобразований. Это было время, когда значительно больший вес приобретают личные качества и заслуги человека. Не знатность рода - основа боярской спеси, а личная преданность монарху, выслуга, знания - вот что должно теперь цениться прежде всего. Поэтому-то такое большое значение стали придавать различным почетным наградам, знакам отличия.  
 В самом конце XVII века, когда Петр I учредил первый русский орден, он стал награждать им своих сподвижников и союзников. Им вручались восьмиконечная звезда, голубая лента, которая надевалась через плечо, и знак в виде Андреевского распятия.  
 Помимо орденов в России вводится тогда же еще один, близкий к ним, знак отличия - миниатюрный портрет императора, выполненный финифтью и украшенный бриллиантами. Он носился на груди на банте из голубой Андреевской ленты. Этой награды удостоились очень немногие приближенные Петра, он жаловал свои портреты тем, кого считал своими друзьями и  единомышленниками, - А. Меншикову, Дмитрию Кантемиру, канцлеру Головкину...  
 Второй орден, обязанный своим появлением Петру, - женский. Он был учрежден в 1714 году в честь супруги царя Екатерины, ее именем он и стал называться. Готовил Петр учреждение еще одного ордена - Александра Невского, но осуществить этих планов не успел. Это сделала императрица Екатерина I уже после его смерти, в 1725 году.  
 Началось время дворцовых переворотов, "темные годины русской истории", как назвал его В. Г. Белинский. Новых русских наград в те годы учреждено не было, лишь с 1742 года, когда в России поселился объявленный наследником престола принц Гольштейн-Готторпский Петр Ульрих (будущий Петр III), российских подданных стали награждать голштинским орденом Анны. Каждый дворцовый переворот, каждая смена временщика сокрушали десятки придворных карьер. У опальных и сосланных все награды отбирались, но нередки были и случаи, когда орденские ленты и кресты возвращались к своим прежним владельцам, которые 
вновь "входили в силу".
 Эпоха просвещенного абсолютизма, охватывающая в России последнюю треть XVIII века, внесла много новшеств в наградное дело. Екатериной II были учреждены два новых ордена - Георгия (в 1769 г.) и Владимира (в 1782 г.). Старые ордена предназначались лишь для генералов и высших сановников, чаще всего - приближенных ко двору. Новые же подразделялись каждый на четыре класса, или степени, причем удостоиться кавалерского звания мог в принципе любой находящийся на службе дворянин. Кроме того, "безродные" офицеры или чиновники, которые получали первый орденский крест - знак 4-й степени, становились потомственными дворянами, т. е. приобретали все права и привилегии, связанные с принадлежностью к высшему российскому сословию.  
 Особое внимание наградной системе уделил в свое короткое царствование Павел I. В день коронации, 5 апреля 1797 года, он утвердил "Установление об орденах", которое оставалось основным законом для наградного дела Российской империи до конца ее существования. В тот же день был официально причислен к русским орденам орден Анны. Павел полностью отказался от награждений орденами Владимира и Георгия, учрежденными его матерью. Все остальные ордена - Андрея Первозванного, Екатерины, Александра Невского и Анны - он объединил в один российский кавалерский орден, в котором они признавались лишь "именованиями", или классами. Здесь прослеживается желание вернуться к средневековому принципу единственности ордена, однако уже в следующем, 1798 году этот принцип был нарушен: Павел стал великим магистром старейшего в Европе ордена - Мальтийского, называемого еще орденом Иоанна Иерусалимского. Мальтийскому ордену Павел I отдавал предпочтение до конца жизни. Современник этих событий проницательно заметил, что Павел смотрел на принадлежность к этому ордену "как на послушничество, в котором дворянство всех европейских государств должно почерпать чувства чести и верности, необходимые ему, чтобы противиться воцарению идеи равенства, которая уже готова охватить все слои общества".  
 Гроссмейстером ордена Святого Иоанна Иерусалимского на Мальте был Фердинанд фон Гомпеш. 27 ноября 1797 года в Санкт-Петербург прибыл его посол граф Литга. Он привез Павлу I священные реликвии - крест и кольчугу знаменитого рыцаря Ла Валета. Кресты ордена были преподнесены самому императору, императрице, их сыновьям Александру и Константину, князьям Безбородко, Куракину и другим вельможам. Но в начале 1798 года Мальта сдалась войскам Наполеона, французам досталась большая казна ордена, они вывезли все слитки золота. Гомпеш за измену был отстранен, и 26 августа 1798 года гроссмейстером ордена был провозглашен император Павел I, a столицей ордена объявлен Санкт-Петербург. Новый, российский, отдел ордена стал состоять из 98 командорств, приносящих ордену ежегодно доход в 150 тысяч рублей. Требования к кавалерам были следующие:  
свидетельство о не менее чем столетнем дворянстве;  
орденская плата в казну ордена - 1200 рублей;
кавалер должен был совершить на флоте или в армии 4 похода;
не быть в долгу у казны.
 В Петербурге был куплен казной и подарен Павлом I ордену дворец канцлера графа Воронцова (позже в этом доме разместился Пажеский кадетский корпус) на Садовой улице, против Гостиного двора. Позади дворца был разбит сад и построена часовня, позже она стала называться католической Мальтийской церковью. Убранство ее было очень богато, все позолочено, в ней во время торжеств собирались кавалеры, облаченные в орденские мантии.  
 До января 1801 года в русском главном приорстве ордена насчитывалось:
кавалеров Большого креста 46  
командоров "по праву" 107
командоров с пенсией 78
командоров почетных 237
командоров семейных 21
кавалеров "по праву" 120
кавалеров почетных 213
Итого: 822
 Существовало еще русское католическое приорство, в нем состояло 175 командоров и кавалеров.  
 Орден Иоанна Иерусалимского сделался высшим отличием как за военные подвиги, так и за гражданские заслуги (хотя здесь с ним соперничал орден Анны). Пожалование "командорства" считалось едва ли не выше ордена Андрея Первозванного, ведь в этом выражалось наивысшее личное "благорасположение" императора'.  
 Однако просуществовал этот орден в России недолго. Уже в 1801 году Александр I, взойдя на престол, отказался от звания великого магистра. Тогда же было объявлено о "восстановлении в правах" орденов Святого Георгия и Святого Владимира. В 1810 году последовал указ о прекращении награждений Мальтийским орденом, в 1817 году сам орден был объявлен "более не существующим" в Российской империи, а денежные средства его были переданы в казну.  
 В 1831 году в состав русских орденов вошли два польских - Станислава и Белого Орла. Оба они существовали в Речи Посполитой до ее окончательного раздела и были восстановлены в 1815 году, после Венского конгресса, когда Александр I провозгласил себя главой присоединенного к России Царства Польского. Вначале ими награждались только поляки, но после 1831 года эти ордена были причислены к русским. В отличие от остальных "российских императорских" орденов они получили наименование "императорских и царских", а знаки их претерпели некоторые изменения.  
 После этого система орденских наград в России оставалась без изменений вплоть до 1917 года, хотя поправки в статуты отдельных орденов вносились еще не раз. Неоднократно возникали проекты учреждения новых орденов. Так, при Александре II предполагалось основать орден императорского дома по образцу фамильных орденов некоторых царствующих домов Европы, а при Николае II собирались учредить орден Святого Николая для награждения артистов и художников. Проекты эти не осуществились.  
 Планировалось учреждение специального ордена для иноверцев - ордена Заслуг, так как человек нехристианской веры не мог носить крест с изображением святого. О таком ордене подумывали еще в XVIII веке. Но вместо него с 1845 года на всех русских орденах для неправославных стали заменять изображение святого Российским гербом.  
 Итак, к середине XIX века в России существовало 8 орденов, некоторые из них подразделялись на степени. В порядке убывания старшинства система иерархии орденов выглядит следующим образом:  

 Знаки ордена были трех степеней: белый крестик с раздвоенными концами, с золотыми лилиями в углах, увенчанный короной европейского образца и трофеем из рыцарских доспехов, носившийся на груди на черной муаровой ленте, был кавалерской степенью ордена. Более крупный крест такого же рисунка давался командорам и носился на шейной черной ленте. Крест еще большего размера с более насыщенным рыцарскими атрибутами трофеем и на более широкой шейной ленте жаловался командорам Большого креста. Как повышающий класс он мог даваться с алмазами. И командорам, и кавалерам полагалась нашивная матерчатая звезда.  

орден Святого Апостола Андрея Первозванного (с бриллиантами и без);

орден Святой Великомученицы Екатерины, или Освобождения (большого и меньшегокреста);  
орден Святого Равноапостольного Князя Владимира 1-й степени;  
орден Святого Александра Невского (с бриллиантами и без);
орден Белого Орла;
орден Владимира 2-й степени;
орден Святой Анны 1-й степени (с короной и без);
орден Святого Станислава 1-й степени;
орден Владимира 3-й степени;
орден Владимира 4-й степени;
орден Анны 2-й степени (с короной и без);
орден Станислава 2-й степени (с короной и без);
орден Анны 3-й степени;
орден Станислава 3-й степени;
орден Анны 4-й степени.

 

Военный орден Святого Великомученика и Победоносца Георгия (четыре степени) не входил в эту систему старшинства, он давался только офицерам за особые подвиги в военное время (4-я степень до 1855 года - и за двадцать пять лет выслуги в офицерских чинах).  
 Орден Анны 4-й степени также предназначался только для военных, так что для гражданских лиц счет орденов начинался со Станислава 3-й степени.  
Эволюция наградного дела и в России, и на Западе шла в XVIII -XIX веках в едином русле.
Если в начале XVIII века орден был исключительной "почестью" для немногих приближенных к монарху особ, то уже к концу века круг награждаемых лиц значительно расширяется, а в следующем столетии орден утверждается как знак отличия для бесчисленных представителей чиновничье-бюрократического аппарата и армии - двух столпов самодержавного строя.  
 В приведенной выше иерархии орденов за всеми наградами был как бы закреплен определенный ранг. Будь то Станислав 3-й степени, Анна "на шее" (2-я степень), Александр Невский - каждый из этих орденов точно указывал место своего владельца на социальной лестнице.  
 Насколько четко определялось орденом положение человека в обществе, прекрасно видно из рассказа А. П. Чехова "Толстый и тонкий". Вот как сообщают друг другу о своих успехах встретившиеся после многих лет разлуки бывшие друзья детства:  
 "- Служу, милый мой! Коллежским асессором уже второй год, Станислава имею... Ну а ты как? Небось уже статский? А?  
  - Нет, милый мой, поднимай повыше, - сказал толстый. - Я уже до тайного дослужился... Две звезды имею".  
 Ордена "толстого", который дослужился до чина тайного советника (III класс по табели о рангах), - это первые степени Станислава и Анны.  
 Ордена в Российской империи давались не только и даже не столько за конкретные заслуги, отличия или подвиги, но чаще всего за выслугу лет, а военным - за участие в боевых действиях. 
Как правило, награждение орденами производилось в порядке постепенности, от низших к высшим. Возможность награждения определенным орденом зависела от многих обстоятельств: от класса чина, должности, выслуги, уже имеющихся наград. Для чиновников первостепенное значение имело и отношение начальства. Таким образом, связь между действительными заслугами людей и рангом получаемых наград бывала часто не прямой, а обратной. Низшие степени орденов порой добывались большим трудом и выдающимися ратными подвигами, в то время как самые высокие, почетнейшие награды раздавались в известных кругах с необыкновенной легкостью - по случаю юбилеев, праздников, торжественных церемоний.  
 Традиционными при дворе стали награждения на Пасху и на Новый год. Новости о награждениях в эти дни расценивались высшими сановниками как политические события, как свидетельства милости или немилости монарха к тому или иному министру. П. А. Валуев, один из государственных деятелей в правительстве Александра II, из год в год заносил в свой дневник записи о высочайших пожалованиях: "I января 1862 года было "много лент и т. п., особенно по Морскому ведомству", на следующий Новый год "кн. Гагарину пожалованы ажурные Андреевские знаки", в первый день 1864 года "на кн. Г. Ф. Голицына надета Андреевская лента", ровно через год "кн. Гагарина видел с портретом (императора. - А. К). Буткова - с алмазными знаками Св. Александра... Чевкина - с лентой Св. Владимира", и так из года в год.  
 Для множества же мелких чиновников и офицеров награждение орденом было не только почетно и престижно: получив орденский знак, они могли рассчитывать на приобретение прав потомственного дворянина. Попасть в это привилегированное сословие можно было, либо достигнув определенного чина, либо заслужив орден. Причем в течение всего XIX века необходимые для этого класс чина и ранг ордена постоянно повышались. Первые ограничения, последовавшие в 1826 году, касались награждения орденами купцов.  
 С 1845 года потомственное дворянство стало даваться лишь с орденом Анны 1-й степени, тогда же на 10 лет прекратили награждение орденами Станислава 3-й и 2-й степеней. Когда в 1855 году раздача их возобновилась, потомственного дворянства награждаемые ими уже не получали. Такова же была политика государства и в отношении чинов. В 1900 году введено было новое правило: потомственное дворянство стало даваться лишь с 3-й степенью ордена Владимира. Однако 4-я степень военного ордена Георгия давала потомственное дворянство всегда.  
Существовал сложный порядок ношения орденов при мундире, сюртуке и другой одежде.
Кресты орденов высшей степени и ордена, не имеющие степеней, носились со звездой, которая прикреплялась на груди, крест располагался на бедре, на широкой (10-11 см) ленте, надеваемой через плечо. Ордена следующей степени носились на более узких лентах (5-5,5 см) на шее, а низших степеней - в петлице или на груди. Особым образом носился орден Анны 4-й степени: на эфесе холодного оружия.  
 Если человек награждался уже имевшимся у него орденом, но более высокой степени, то знаки низшей степени не надевались (до 1857 года они возвращались в Капитул орденов). С 1855 года к знакам всех орденов (кроме Георгия), которые предназначались в награду за военные подвиги, стали добавлять скрещивающиеся мечи. До этого отличительным знаком для боевых орденов был бант из орденской ленты. Но полагался он только к орденам Владимира 4-й степени (с 1789 г.) и Анны 3-й степени (с 1828 г.). С 1874 года все ордена с мечами, независимо от наличия более высоких степеней, не снимались награжденными. Еще ранее, в 1856 году, было разрешено носить все степени ордена Георгия.  
 Кавалеры орденов Георгия и Владимира первых степеней очень редко появлялись в лентах этих орденов, только в чрезвычайно торжественных случаях. Обычно же ленты носились под мундиром, наружу из-под фрака, а с середины XIX века в специальную прорезь в мундире выставлялись только их концы с прикрепленным крестом. Это связано с тем, что во второй половине XVIII века, когда появились оба ордена, их ленты было принято носить на камзоле под кафтаном, который никогда не застегивался на груди, и ленты были видны. Сверху же на кафтан надевались ленты орденов, которые были учреждены в России первыми - Андреевская и Александровская.  
 Орденские звезды, если их было несколько, размещались на груди одна над другой, в порядке старшинства (сверху - высшие ордена), но не больше трех'. Долгое время они делались шитыми из металлических блесток и нитей, именно такие звезды выдавались Капитулом.

Только с 1854 года для всех орденов были официально введены металлические кованые звезды.  
 На протяжении XVIII века каждый из российских орденов имел свою особую администрацию, устроенную по образцу высшей орденской администрации западноевропейских государств.  

Во втором ряду могли быть только звезды иностранных орденов.  


 С попыткой Павла I объединить все русские ордена связано создание в самом конце столетия единого учреждения, ведавшего всеми орденскими делами. Сначала оно называлось Орденской канцелярией, потом - Капитулом российского кавалерского ордена. Хотя после смерти Павла принцип единства орденов в расчет не принимался, Капитул был сохранен. С того же времени осталось и следующее правило: награждение высшим орденом - Андрея Первозванного - влекло за собой получение и всех прочих "мужских именований" - Александра Невского, Анны 1-й степени, а позже также Станислава 1 -и степени и Белого Орла.  
 Капитул ведал изготовлением орденских знаков, медалей, наградного офицерского оружия, а также вручением самих наград и грамот, т. е. удостоверений к ним.  
 При орденах Георгия и Владимира со времени их учреждения, а с 1829 года и при ордене Анны существовали Кавалерские думы. Они состояли из определенного числа старейших кавалеров и занимались на своих собраниях рассмотрением дел о награждении низшими степенями орденов - третьей и четвертой. Все эти орденские думы подчинялись Капитулу.  

Расположение орденских лент и звезд

 

Орден  Через какое плечо 
носилась лента
Цвет ленты На какой стороне груди 
носилась звезда
Андрея Первозванного Правое  Голубая Слева
Екатерины 1 -и ст.  Правое  В 1-й четв. XVIII века красная, с серебряной каймой, после— белая Слева
Георгия 1-й ст. Правое  Три черные полосы и две желтые  Слева
Владимира 1-й ст. Правое  Красная, с черными полосами по краям  Слева
Александра Невского Левое Красная  Слева
Белого Орла  Левое Синяя  Слева
Анны 1-й ст.  Левое Красная, с желтой каймой  Справа
Станислава 1-й ст.  Правое  Красная, с двойной белой каймой  Слева

Узнайте больше
Быстрый заказ
Укажите код товара.

Поиск

Расширенный поиск

Новости

29.03.2018

Георгиевский крест: самая известная награда Российской империи

Георгиевский крест: самая известная награда Российской империи Среди огромного количества воинских наград, существовавших в разные периоды российской истории, Георгиевский крест занимает особое ...

15.03.2018

Звезда ордена Святого Апостола Андрея Первозванного

Звезда ордена Святого Апостола Андрея Первозванного Сначала, до 1854 г. звезды были шитыми. Однако, обладатели орденов нередко делали на заказ экземпляры из металла. Звезда была 8-лучевой, ...

Каталог webplus.info

© ShopOS 2020
Скрипты
интернет-магазина